5. Международные отношения в 1933-1939 годах. Захват германией чехословакии 1939


Германская оккупация Чехословакии - это... Что такое Германская оккупация Чехословакии?

Колонна германских войск в Чехословакии Группа немецких студентов на демонстрации в Праге

Германская оккупация Чехословакии — ввод войск нацистской Германии в Чехословакию в марте 1939 года.

Германское вторжение

Оккупация Чехословакии стала логическим завершением процесса ликвидации независимости страны. Первым этапом этого процесса стала аннексия Судетской области, осуществлённая с 1 по 10 октября 1938 года в соответствии с Мюнхенским соглашением между Великобританией, Францией, Германией и Италией. При этом, как писала ещё в апреле 1938 года одна из ведущих чехословацких газет «Народни листы», «с фактом существования Великой Германии нужно смириться так быстро, насколько это возможно»[1].

Воспользовавшись численным и военным преимуществом, Германия аннексировала Судеты, на 90 % населённые немцами, которые, по выражению Эрнста Нольте, «укоренились во мнении, что они претерпели несправедливость со стороны чехов, а не стороны всеобщих исторических процессов» и старались отстоять «своё привилегированное положение», являясь по сути «остатками средневековой восточной германской колонизации»[2]. Словакия, в свою очередь, передала в состав Венгрии южные и восточные регионы страны, на 87 % населённые этническими венграми. Территория Чехословакии сократилась на 38 %, страна превратилась в узкое и длинное, легко уязвимое государство-обрубок, ставшее протекторатом Германии. Германские войска оказались в 30 км от Праги. Кроме того, 3 декабря 1938 года был заключён секретный договор с Чехословакией, согласно которому она не могла «держать укрепления и заграждения на границе с Германией»[3]. Участь оставшейся территории страны, таким образом, была предрешена.

14 марта 1939 года Гитлер вызвал чехословацкого президента Эмиля Гаху в Берлин и предложил ему принять германский протекторат. Гаха согласился на это, и германская армия вошла в страну практически без какого-либо сопротивления. Единственную попытку организованного вооруженного отпора предприняла рота капитана Карела Павлика в городе Мистек (так называемый бой за Чаянковы казармы).

«Немцы не обслуживаются, пока Гитлер не вернёт Чехословакию!» — плакат, помещённый в окне одного ресторана в США хозяином-чехом в марте 1939

15 марта 1939 года личным указом Гитлера Чехия и Моравия были объявлены протекторатом Германии. Главой исполнительной власти протектората был назначаемый фюрером рейхспротектор (нем. Reichsprotektor). Первым рейхспротектором 21 марта 1939 года был назначен Константин фон Нейрат. Существовал также формальный пост президента протектората, который всё его существование занимал Эмиль Гаха. Личный состав отделов, аналогичных министерствам, был укомплектован должностными лицами из Германии. Евреи были изгнаны с государственной службы. Политические партии были запрещены, многие лидеры Коммунистической партии Чехословакии перебрались в Советский Союз.

Словакия во главе с авторитарным союзником Гитлера Йозефом Тисо стала независимым государством, Подкарпатская Русь была оккупирована Венгрией.

В эмиграции в Лондоне с началом Второй мировой войны Э.Бенеш создал правительство Чехословакии в изгнании, которое пользовалось поддержкой антигитлеровской коалиции (с 1941 г. к ней присоединились США и СССР). Существует теория продолжения существования чехословацкого государства, согласно которой все решения, принятые на территории страны после Мюнхена до 1945 г., были недействительными, а Бенеш, подавший вынужденно в отставку, всё это время сохранял президентские полномочия.

Последствия

Быстрая и успешная аннексия относительно небольшой, но стратегически важной и экономически значительной Чехословакии с её многочисленным (23,5 %) немецким населением создала впечатление лёгкой победы и побудила Адольфа Гитлера продолжать наступление на страны Центральной Европы.

Население Чехии и Моравии было мобилизовано в качестве рабочей силы, которая должна была работать на победу Германии. Для управления промышленностью были организованы специальные управления. Чехи были обязаны работать на угольных шахтах, в металлургии и на производстве вооружений; часть молодёжи была отправлена в Германию. Тем не менее, как отмечает немецкий исследователь Детлеф Брандеснем., добыча железной руды осталась на довоенном уровне, работы по вскрытию и подготовке месторождений были заброшены, машины перегружены; к 1944 г. производственные мощности увеличились только на 18 %[4].

В первые месяцы оккупации германское правление было умеренным. Действия гестапо были направлены преимущественно против чешских политиков и интеллигенции. Однако 28 октября 1939 года, в 21-ю годовщину провозглашения независимости Чехословакии в 1918 году, чехи выступили против оккупации. Смерть 15 ноября 1939 года студента-медика Яна Оплетала, раненного в октябре, вызвала студенческие демонстрации, за которыми последовала реакция рейха. Начались массовые аресты политиков, также были арестованы 1800 студентов и преподавателей. 17 ноября все университеты и колледжи в протекторате были закрыты, девять студенческих лидеров казнены, сотни людей были отправлены в концлагеря. По первоначальному замыслу нацистов, чехов следовало ассимилировать[5].

Осенью 1941 года рейх предпринял ряд радикальных шагов в протекторате. Заместителем рейхспротектора Богемии и Моравии был назначен начальник Главного управления имперской безопасности Рейнхард Гейдрих. Премьер-министр Алоис Элиаш был арестован, а затем расстрелян, чешское правительство реорганизовано, все чешские культурные учреждения были закрыты. Гестапо начало аресты и смертные казни. Была организована высылка евреев в концлагеря, в городке Терезин было организовано гетто. 4 июня 1942 года Гейдрих умер, будучи раненым во время операции «Антропоид». Его преемник, генерал-полковник Курт Далюге, начал массовые аресты и смертные казни. Были разрушены посёлки Лидице и Лежаки. В 1943 году около 350 000 чешских рабочих были депортированы в Германию. При этом по приказу Гитлера в октябре 1943 г. немецкие власти отказались от любого применения чешских чиновников на государственной службе[6]. В пределах протектората вся невоенная промышленность была запрещена. Большинство чехов подчинились (как отмечалось в германских документах, «из оппозиции к своему правительству, а не от дружественности к немцам»[7]) и лишь в последние месяцы войны активизировали движение сопротивления.

Примечания

  1. ↑ Národní listy. 12.4. 1938. № 101.
  2. ↑ Nolte E. Die faschistischen Bewegungen. München, 1966. S. 246.
  3. ↑ ГАРФ. Р7021, Оп. 148, Д. 125, Л. 16. Копия.
  4. ↑ Brandes D. Die Tschechen unter deutschem Protektorat. München, 1969. S. 42.
  5. ↑ Ibid. S. 33.
  6. ↑ Ibid. S. 36.
  7. ↑ ГАРФ. Р7021, Оп. 148, Д. 125, Л. 47.

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

Захват Чехословакии гитлеровской Германией | История.ру

Немецкие войска в Праге. Кадр из кинохроники. 1939 год.

Сразу после мюнхенского сговора президент Чехословакии Бенеш и ряд других чехословацких государственных деятелей уехали за границу — в Англию и Соединенные Штаты Америки. К власти пришли открытые сторонники гитлеровской Германии во главе с президентом Гахой, премьер-министром Бераном и министром иностранных дел Хвалковским.

Вступив в соглашение с гитлеровцами, они приступили к фашизации Чехословакии. Первый удар был нанесен Коммунистической партии — единственной партии, последовательно отстаивавшей независимость страны: она была запрещена, все ее печатные органы, многочисленные культурно-просветительные и другие общества закрыты.

В связи с изменившимися условиями Коммунистическая партия создала подпольный центр для продолжения борьбы за независимость, тогда как буржуазная эмиграция и группы буржуазных националистов, оставшиеся в стране, старались подорвать национально-освободительное движение.

Коммунисты развернули широкую пропагандистскую работу на фабриках, заводах, в профсоюзах, культурных и спортивных легальных организациях, мобилизуя и объединяя трудящихся для сопротивления фашистскому режиму.

Огромную работу коммунисты проводили в Партии труда, основанной правыми лидерами социал-демократов вместо распущенной ими Социал-демократической партии. В первичных, районных и областных организациях Партии труда рядовые социал-демократы объединялись с коммунистами.

Коммунистическая партия, используя каждую возможность выступления в легальной печати, одновременно наладила выпуск нелегальных листовок. Несмотря на тяжелые условия, коммунисты не только сохранили свое влияние среди трудящихся, но и усилили его.

28 октября 1938 года, в день 20-й годовщины Чехословацкой республики, они организовали в Праге массовую демонстрацию, в которой приняли участие тысячи людей. Другую многотысячную демонстрацию коммунисты провели 7 марта 1939 года.

Между тем германское верховное командование уже вскоре после подписания Мюнхенского соглашения приступило к подготовке захвата всей Чехословакии. Уверенная, что западные державы не придут на помощь Чехословакии, гитлеровская Германия решила все же соблюсти приемлемую для Англии и Франции форму.

13 марта 1939 года лидер словацких сепаратистов Тисо по указанию из Германии провозгласил «независимость» Словакии. 14 марта войска хортистской Венгрии двинулись в Закарпатскую Украину. В тот же день вызванные в Берлин Гаха и Хвал конский дали согласие на «вручение судьбы чешского народа и чешской страны» в руки Гитлера.

Европа к 1 сентября 1939 года.

За несколько часов до этого германские войска начали вторжение в Чехословакию. В короткий срок страна была оккупирована. Чехословацкая республика прекратила свое существование.

Ни Англия, ни Франция, ни Соединенные Штаты Америки, хотя они знали о подготовке гитлеровского вторжения, ничего не предприняли против него. Только Советский Союз категорически осудил расчленение и оккупацию Чехословакии. В ноте германскому правительству от 18 марта 1939 года Советское правительство указало, что эти акты Германии «не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными».

Национальное бедствие, постигшее Чехословакию, вызвало во всей стране глубокую скорбь и огромное возмущение. 15 марта коммунисты обратились к народу с воззванием, в котором писали: «...один лишь путь мог оградить народ от этих бед, и один лишь путь сейчас может привести народ к спасению: путь сопротивления, обороны, борьбы».

В мае 10 тыс. чехов безмолвно прошли мимо останков чешского поэта К. Махи, перевезенных в Прагу. 6 июля, в годовщипу сожжения Яна Гуса, была вновь устроена демонстрация. Всевозможными способами народ подчеркивал свою ненависть к оккупантам. С ними не разговаривали, не отвечали на их вопросы. Срывались флаги со свастикой, возникали стычки с немецкими солдатами.

Коммунисты создали несколько крупных подпольных типографий в Праге и ее окрестностях. С лета 1939 года был налажен регулярный выпуск центрального органа Коммунистической партии — газеты «Руде право». В Моравской Остраве, Градце, Двур-Кралове, в Находском и некоторых других округах также стали выходить нелегальные коммунистические газеты.

Подпольный Центральный Комитет Коммунистической партии Словакии возглавил борьбу нелегальных первичных, районных п областных организаций.

Коммунисты — душа и мозг народного сопротивления — разъясняли народу, как нужно бороться. В одном из номеров «Руде право» говорилось: «Будем бороться путем пассивного сопротивления, стачек, бойкота фашистских агентов и чешских предателей, организуем массовые демонстрации, выражающие волю народа... Будьте чрезвычайно бдительны по отношению к провокаторам гестапо. Разоблачайте их.

Не допускайте, чтобы наш урожай вывозили в Германию. Ни одного зерна, ни одной головы скота фашистским оккупантам! Чешский урожай — чешскому народу! Разверните активную кампанию национальной солидарности, чтобы ни одна жертва гитлеровского террора, ни одна семья такой жертвы не остались без помощи».

Так в условиях жестокого террора коммунисты проводили работу по сплочению всех прогрессивных сил народа. Чешские и словацкие коммунисты сумели в короткие сроки приспособиться к подпольной деятельности, укрепить свои связи с народными массами и вывести их на путь борьбы за национальное освобождение.

www.istoriia.ru

Мюнхенский договор Оккупация Чехословакии. Вторая мировая. 1939–1945. История великой войны

Мюнхенский договор

Оккупация Чехословакии

Сговорчивость, с которой западные державы пошли на аншлюс Австрии, еще больше ободрила Гитлера. Он не стал откладывать дел в долгий ящик. Буквально спустя два месяца после ввода немецких войск в Австрию вектор его экспансии получает новое направление — Чехословакию.

Поводом к вмешательству послужила активность проживающих в Чехословакии (в пограничной с Германией Судетской области) немцев, которые при прямой поддержке германского руководства выступали за объединение с исторической родиной. Они составляли около четвертой части населения Чехословакии и постоянно громогласно заявляли о дискриминационных мерах по отношению к ним. Эти претензии были отчасти обоснованны — почти половину из 1 млн безработных в стране составляли судетские немцы.

Одна из наиболее процветающих стран Центральной Европы — Чехословакия представляла для Германии весьма лакомый кусок. На чехословацкой территории располагались многие важнейшие промышленные предприятия, в том числе сталелитейные заводы Шкода и военные заводы.

Начало чехословацкому кризису положили события в пограничном городе Хеб 21 мая 1938 года, когда при столкновении с чешскими полицейскими погибло два судетских немца. Это событие дало повод развернуть в Германии открытую античешскую кампанию. Гитлер выдвинул германские войска к границе с Чехословакией. Но когда Советский Союз и Франция предупредили Германию, что исполнят свои обязательства по отношению к Чехословакии, Гитлер был вынужден отвести войска от границы. Он откладывает на время силовой вариант и делает попытку договориться о судьбе Чехословакии с ведущими западными державами. Одновременно германское руководство усиливает сепаратистское движение судетских немцев внутри страны.

Все лето чехословацкий кризис вызревал усилиями дипломатов. В данное время достаточно четко вырисовывается позиция Великобритании, которая в вопросе о Чехословакии все больше отдалялась от своей союзницы по Первой мировой войне и шла на поводу у гитлеровской Германии. В Лондоне крепло мнение, что пора отдалиться от охваченной социалистическим брожением, слабеющей Франции и соединить усилия с Германией для создания единого фронта против набирающего мощь Советского Союза. В данном отношении британским лидерам более импонировала прогерманская Чехословакия — отличный щит против СССР.

Еще одной существенной причиной потворства германской агрессии была неготовность западных держав к серьезной войне. Так в обширной записке Имперского комитета начальников штабов, поданной на имя премьер-министра Чемберлена в сентябре 1938 года, давались рекомендации ни при каких обстоятельствах не вступать в войну с Германией, поскольку это может привести только к одному — полному поражению. Имперский комитет начальников штабов допускал в будущем наступательную войну, но лишь с завершением программы по перевооружению. Пока же, по словам военного министра Великобритании Хор-Белиша, воевать против Германии «всё равно, что выйти охотиться на тигра с незаряженным ружьём».

Тогдашний премьер-министр Великобритании Невиль Чемберлен считал нормальным, что Германия должна господствовать над Центральной Европой: «Мы должны позволить ей это, иначе у нас будет война каждые 15–20 лет». С такими мыслями и настроениями английское руководство фактически вымостило Гитлеру прямую дорогу к его дипломатическому триумфу 1938 года.

Планируя захват Чехословакии, германская дипломатия провела также активную внешнеполитическую подготовку среди ее соседей. Гитлеру фактически удалось сколотить против Чехословакии коалицию из Польши и Венгрии, которые имели к своей соседке территориальные претензии. Польша стремилась получить у Чехословакии Тешинский округ, Венгрия — южные районы Словакии и закарпатскую Русь.

Прощупав летом позицию западных держав, которые фактически не собирались воевать за спасение Чехословакии, Гитлер ускорил решение вопроса. По его указанию разворачивается интенсивная деятельность по подрыву внутренней стабильности Чехословакии. 12 сентября в Судетах вспыхнул спровоцированный им мятеж сепаратистов. Подавленный правительственными войсками, этот мятеж привел лишь к обострению обстановки.

15 сентября 1938 года в Берхтесгадене состоялась встреча Чемберлена и Гитлера. На ней британский премьер фактически согласился с требованием фюрера о передаче Германии пограничных чехословацких территорий. Франция, также опасавшаяся войны, последовала в этом вопросе за Англией. 18 сентября последовал англо-французский ультиматум о передаче Германии части чехословацкой территории. Этот документ гласил от том, что «необходимо уступить Германии районы, населенные преимущественно судетскими немцами, чтобы избежать общеевропейской войны».

Тем временем для вторжения в Чехословакию были подготовлены 36 немецких дивизий. Гитлер планировал начать его 1 октября 1938 года.

22 сентября к границам Чехословакии подошли также польские и венгерские войска, нацеленные на захват требуемых ими территорий.

Лишь СССР, для которого захват Гитлером Чехословакии означал создание непосредственной угрозы западным границам, продолжал активно выступать против германских требований. Нарком иностранных дел СССР Литвинов 21 сентября официально объявил, что его страна остается верной договору с Чехословакией и готова прийти на помощь своей союзнице в случае германской агрессии. Правда, помощь СССР была обусловлена одновременной поддержкой Чехословакии со стороны Франции. Но СССР дал понять чешскому руководству, что готов прийти на помощь даже в случае отказа Франции выступить против Германии.

В сентябре для помощи Чехословакии в боевую готовность были приведены более 40 советских дивизий (стрелковых и кавалерийских). Всего же СССР мог выставить до 90 дивизий. С 45 мобилизованными чехословацкими дивизиями это была внушительная сила, способная дать отпор германской агрессии. В случае вступления в конфликт Франции шансы на успех Германии и ее союзников были крайне невелики.

Однако призыв СССР остался гласом вопиющего в пустыне. Франция и Англия открыто игнорировали советские инициативы. Чехословацкое же правительство, верившее западным державам больше, чем СССР, не пошло навстречу советским предложениям о помощи.

В этот момент итальянский лидер Муссолини посоветовал Гитлеру созвать четырехстороннее совещание с целью уладить все возникшие проблемы. Согласившись на это предложение, Гитлер выступил 26 сентября на массовом митинге во Дворце спорта в Берлине с речью. Он заверил Чемберлена и весь мир, что если проблема судетских немцев будет решена, то он не станет выдвигать дальнейших территориальных претензий в Европе: «Мы подходим сейчас к последней проблеме, требующей своего разрешения. Это последнее территориальное требование, которое я выдвигаю перед Европой». Этот миролюбивый жест был быстро оценен английской стороной. 28 сентября британское правительство выступило с предложением Муссолини стать посредником в судетском вопросе. Гитлер охотно согласился на проведение конференции, итоги которой были фактически уже согласованы им с Францией и Англией.

29 сентября в Мюнхене открылась конференция четырех держав — Германии, Италии. Англии и Франции. Советский Союз и Чехословакия не были допущены на переговоры. Чемберлен и французский премьер-министр Даладье приняли условия Гитлера. Чехословацкое правительство лишь информировали о том, что если Мюнхенское соглашение будет отвергнуто, Чехословакия останется наедине с Германией.

Мюнхенское соглашение четырех держав предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 года Судетской области Чехословакии (со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками, заводами, запасами сырья, путями сообщения и др.). Соглашение также учитывало территориальные притязания к Чехословакии ее соседей — Польши и Венгрии. Эти притязания подлежали удовлетворению в течение трех месяцев. Участники соглашения гарантировали новые границы Чехословакии. 30 сентября чехословацкое правительство, брошенное сговорившимися с Гитлером западными державами и не желавшее попасть в объятия СССР, приняло мюнхенский диктат.

На другой день Чемберлен попросил Гитлера подписать британско-германскую декларацию, в которой стороны заявляли о намерении никогда не воевать друг с другом и решать все проблемы методом консультаций. Гитлер охотно подписал заявление, которое, как оказалось, ничего для него не значило. Чемберлен был в восторге и заявил, что «это мир для целого поколения». Впрочем, не все в Англии разделяли подобный оптимизм. По словам бывшего в оппозиции политике Чемберлена У. Черчилля, «нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это только первый глоток из горькой чаши, которая будет предложена нам со дня на день».

В ночь на 1 октября 1938 года немецкие войска вступили в Судетскую область. Лишь после ее оккупации выяснились в полной мере весь авантюризм Гитлера и близорукость его западных покровителей. После осмотра чешских укреплений в Судетах фюрер признался: «То, что мы узнали о военной мощи Чехословакии после Мюнхена, ужаснуло. Мы подвергали себя большой опасности. Чешские генералы подготовили серьезный план. Только тогда я понял, почему мои генералы меня удерживали». Позднее фельдмаршал Манштейн на Нюрнбергском процессе свидетельствовал: «Не вызывает сомнений, если бы Чехословакия решилась защищаться, ее укрепления устояли бы, так как у нас не было средств для их прорыва».

Мюнхенское соглашение стало кульминацией политики «умиротворения» агрессора, с помощью которой западные державы пытались установить новый международный порядок с участием гитлеровской Германии. Итоги этой политики подвел Уинстон Черчилль: «Оглянемся назад и посмотрим, с чем мы последовательно мирились или от чего отказались: разоружение Германии на основании торжественно заключенного договора; перевооружение Германии в нарушение торжественно заключенного договора; ликвидация превосходства или даже равенства сил в воздухе; насильственная оккупация Рейнской области и строительство или начало строительства линии Зигфрида; создание оси Берлин — Рим; растерзанная и поглощенная рейхом Австрия; покинутая и загубленная мюнхенским сговором Чехословакия; переход ее линии крепостей в руки Германии; ее мощный арсенал „Шкода“ выпускает отныне вооружение для германских армий; с одной стороны, отвергнутая попытка президента Рузвельта стабилизировать положение в Европе вмешательством США, а с другой — игнорирование несомненного желания Советской России присоединиться к западным державам и принять любые меры для спасения Чехословакии; отказ от помощи 35 чехословацких дивизий против еще не созревшей немецкой армии, когда сама Великобритания для укрепления фронта во Франции могла послать только две дивизии».

Для Советского Союза, не допущенного на переговоры, Мюнхенский договор стал отрезвляющей пощечиной. Он означал крушение иллюзий на проведение политики коллективной безопасности и фактическую изоляцию СССР, отстраненного от принятия кардинальных решений в международной политике. С другой стороны, это был крупный внешнеполитический успех Гитлера, в полной мере использовавшего «советскую карту» в игре с Англией и Францией. Так, советский лидер И. Сталин оценил Мюнхенский договор и отдачу немцам районов Чехословакии «как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом».

В отличие от Деладье и Чемберлена, выдававших желаемое за действительное, в Москве Мюнхенское соглашение оценили как катастрофу для всего мира. По мнению наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова, давшего прогноз послемюнхенских сценариев, «либо Англия и Франция будут продолжать исполнять все требования Гитлера, и он в конце концов добьется господства в Европе и над колониями, а затем на какое-то время успокоится, чтобы переварить то, что проглотил, либо Англия и Франция увидят опасность и начнут искать способы противодействия гитлеровскому динамизму. В этом случае они неизбежно обратятся к нам, но с ними будут уже разговаривать иначе».

В Мюнхене Гитлеру была отдана наиболее высокоразвитая промышленная часть Чехословакии. На нее приходилось 40 процентов экспорта оружия. Там находились ведущие предприятия военной промышленности. В результате гитлеровская Германия получила мощный импульс к росту производства вооружений и превысила военно-экономический потенциал Великобритании и Франции. За счет вхождения в состав рейха новых территорий увеличился и его мобилизационный потенциал. Германия получила важнейшую стратегическую территорию в центре Европы, откуда могла угрожать целому ряду стран.

Подписанный в Мюнхене документ имел тяжелейшие внешнеполитические последствия. С заключением Мюнхенского соглашения фактически рухнул советско-чехословацко-французский договор, а вместе с ним и вся система коллективной безопасности в Европе. Вскоре после Мюнхена (в октябре — ноябре 1938 г.) при активной поддержке Германии удовлетворили свои территориальные претензии к Чехословакии и Польша с Венгрией. Первая получила индустриально развитый Тешинский округ, вторая — южные районы Словакии и закарпатскую Русь.

Рассчитывая ценой территориальных уступок Чехословакии умиротворить Берлин, Англия и Франция грубо просчитались. В их глазах Мюнхен знаменовал начало нового мирного этапа в истории Европы. Для Гитлера же это была лишь умелая оттяжка грядущей войны со стороны еще недостаточно готовой к ней Германии. Мюнхен стал промежуточным этапом ступенчатого плана развала и захвата всего чехословацкого государства.

Помимо очевидных экономических и психологических выгод это давало Германии очевидное геополитическое преимущество в Восточной Европе, позволяя ударить по Польше с юга и по Балканам с севера. В данном отношении Гитлер стал прямым продолжателем геополитики Бисмарка, который в свое время отмечал: «Кто властвует над Чехией, властвует над Европой».

Ослаблением единого чехословацкого государства воспользовались словацкие сепаратисты. 6 октября 1938 года они выдвинули требование об автономии Словакии. 19 ноября чехословацкая палата депутатов утвердила закон об автономии Словакии. Так готовился выгодный Германии раскол страны.

Германское руководство активно поощряло словацкий сепаратизм, чтобы ускорить развал Чехословакии. После того как лидер сепаратистов Тисо 12 марта 1939 года посетил Гитлера в Берлине, Словакия объявила о своей независимости. Этот акт поддержала соседняя Польша, связанная с Германией узами раздела Чехословакии.

Раскол Чехословакии фактически аннулировал мюнхенские гарантии этому государству, которое перестало существовать. После этого оставшаяся от раскола Чехия как спелый плод угодила в лапы Гитлера. Подобный поворот событий снимал с мюнхенских гарантов (Великобритании и Франции) обязательство защищать уже несуществующее государство. Этим тут же воспользовался Гитлер. Под угрозой военного вмешательства фюрер заставил прибывшего в Берлин президента Чехии Гаха согласиться на германский протекторат над Богемией.

15 марта 1939 года немецкие войска оккупировали чешские земли. Гитлер заявил, что Богемия и Моравия на протяжении тысячелетий были частью немецкого жизненного пространства и отныне будут принадлежать рейху. 16 марта протекторат Германии признала и провозгласившая накануне свою независимость Словакия. Бывшие гаранты целостности Чехословакии даже не пошевелили пальцем. Единственной державой, активно осудившей захват Чехословакии, был Советский Союз.

В результате захвата Чехословакии фашистская Германия получила 1582 самолета, 501 зенитное орудие, 2175 пушек, 469 танков, свыше 1 млн винтовок, 1 млрд патронов, 3 млн снарядов. Без боя из рядов противников фашистской Германии была также выведена более чем миллионная чехословацкая армия. Захватив военные предприятия и снаряжение Чехословакии, гитлеровская Германия превысила уровень производства вооружений, достигнутый Англией и Францией к марту 1939 года. Таким образом, захват Чехословакии изменил стратегическое равновесие в Европе.

Вдохновленная примером Германии фашистская Италия 7 апреля 1939 года захватила Албанию, а спустя пять дней включила это государство в свой состав. В связи с этой агрессией Англия выступила с заявлением о готовности защищать свои интересы в Средиземноморье. Но дело ограничилось лишь приведением в боевую готовность английской эскадры в Средиземном море.

Гитлер же не собирался останавливаться на достигнутом. 22 марта был предъявлен ультиматум Литве, и она безропотно отдала Германии Мемель с прилегающими территориями. 23 марта Гитлер торжественно прибыл в «освобожденный» город.

Это был очень неприятный «звонок» для Польши. Ведь почти одновременно министр иностранных дел Германии И. фон Риббентроп в беседе с польским послом предъявил претензии Германии на Данциг. Его захват соединил бы основную часть Германии с Восточной Пруссией. Риббентроп также потребовал права Германии на строительство экстерриториальной железной дороги и автострады, которые связали бы Германию и Восточную Пруссию. В ответ Германия обещала Польше гарантию ее границ и приглашала своего партнера по разделу Чехословакии присоединиться к Антикоментерновскому пакту, направленному своим острием против СССР. Фактически полякам делался намек, что в случае решения проблемы Данцига их могут ждать крупные территориальные приращения на востоке.

Итак, оказалось, что Судеты далеко не последний пункт в территориальных устремлениях Германии. Мюнхен не умерил, а лишь раздразнил аппетиты фюрера. Политика «умиротворения» оказалась недейственной.

Иллюзии Запада наконец рассеялись. В конце марта 1939 года Чемберлен резко меняет свой внешнеполитический курс. Бывший умиротворитель заявляет в палате общин о том, что Англия и Франция «предоставят польскому правительству всю возможную помощь, какую в силах оказать, если Польша подвергнется нападению». В отличие от Чехословакии, Польша, получившая подобные заверения, не желала уступать ни пяди своей территории и заняла непримиримую позицию по отношению к Германии.

Гарантии, данные Польше, свидетельствовали о конце политики «умиротворения». Начинается новый внешнеполитический курс западных держав, получивший название «политики гарантий». Он означал предоставление ведущими державами гарантий безопасности странам Европы, ставшим объектами гитлеровского давления.

Но джинн был уже выпущен из бутылки. В отличие от Первой мировой войны, предопределенной всеобщим вооружением, шансы избежать Второй мировой были значительно выше. Однако годы безнаказанности и попустительства позволили вырастить в центре Европы огромного военного монстра, который к 1939 году вырвался из-под контроля и уже не обращал ни на кого внимания.

Дипломатическая игра Гитлера с западными демократиями была в целом окончена. Его флирт с Лондоном терял к тому времени всякий смысл. В ответ на британские гарантии Польше немецкие генералы 3 апреля 1939 года по приказу фюрера начали отработку плана нападения на Польшу (план «Вайс») к 1 сентября того же года. Недавняя союзница Люцифера теперь уже сама оказалась перед его открытой пастью.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

5. Международные отношения в 1933-1939 годах

Внешняя политика национал-социалистов.

Приход к власти в Германии национал-социалистской партии во главе с Гитлером серьезно осложнил всю международную обстановку. Меньше чем через полтора года после начала агрессии Японии на Дальнем Востоке в центре Европы возник новый очаг военной опасности. Своей ближайшей задачей после прихода к власти гитлеровцы считали ликвидацию военных ограничений, установленных Версальским договором, с тем, чтобы начать беспрепятственную подготовку к большой войне за господство в Европе и за мировое господство, за завоевание жизненного пространства.

Идейной основой фашистской пропаганды были геополитика и расовая теория, возведенные нацистами на уровень государственной политики. Лозунг «Немцы — народ без территории» стал официальным девизом фашистской пропаганды, призванной внушить каждому немцу мысль о неизбежности и справедливости войны за расширение «жизненного пространства». Геополитика смыкалась с расовой теорией. Если геополитика служила целям идеологической подготовки войны и захвата чужих территорий, то расизм стал правовым и моральным «обоснованием» порабощения неарийских народов. На съезде НСДАП в Нюрнберге в 1935 г. расовая политика была провозглашена официальной доктриной фашистского государства, а затем стала важнейшим элементом его практической деятельности, сначала по отношению к евреям, а потом — к другим «неарийским» народам.

Разрабатывая планы территориальной экспансии, нацисты в качестве первого шага намечали включить в состав Германии Австрию и районы Чехословакии и Польши, населенные немцами. Францию и Бельгию предполагалось расчленить, присоединив к Германии часть их территории. Вся Западная Европа виделась гитлеровцам как немецкий протекторат. А. Гитлер еще задолго до прихода к власти писал в своей книге «Моя борьба» (Mein Kampf) о намерении захватить обширные территории в Советском Союзе.

Дипломатия фашисткой Германии занялась подготовкой создания «синдиката недовольных держав» для ревизии мирных договоров. В первую очередь необходимо было решить ряд спорных вопросов с будущими союзниками, а именно, с Италией: вопросы о Южном Тироле, судьбе Триеста и об аншлюсе Австрии приобретали для Италии чрезвычайную остроту. Идея аншлюса подверглась критике со стороны Б. Муссолини, канцлера Австрии Дольфуса и римского папы. Последний опасался растворения католической Австрии в протестантской Германии. Во внешней политике Австрия ориентировалась на итальянский фашизм, надеясь с помощью Б. Муссолини сохранить страну от захвата ее Германией. Однако правительство Дольфуса не имело прочной основы.

Б. Муссолини боялся приближения Германии к итальянскому Тиролю, Адриатике, балканским странам. К тому же он вынашивал план создания Дунайской конфедерации во главе с Италией. После убийства нацистами Дольфуса Муссолини отправил четыре дивизии на перевал Бреннер и на границу Каринтии. Послы Англии и Франции одновременно выступили в Берлине с представлениями, напоминая А. Гитлеру о международных гарантиях независимости Австрии. После чего он на время оставил решение австрийского вопроса.

После проведенного плебисцита в Саарской области 13 января 1935 г., последняя по решению Лиги наций была возвращена Германии. В 1934 г. Гитлер заключил пакт о ненападении с Польшей, который свидетельствовал о «расшатывании» французской системы союзов, - это были первые внешнеполитические успехи Гитлера. Одновременно гитлеровская пропаганда производила обработку мирового общественного мнения. Намерение воссоздать мощную военную машину подавалось как простое стремление к равноправию с другими народами.

Возрождение германского милитаризма.

16 марта 1935 г. в Берлине был опубликован декрет о введении в Германии всеобщей воинской повинности. Введение всеобщей воинской повинности А. Гитлер обосновывал требованиями национальной безопасности Германии в ответ на решение французского правительства об увеличении срока военной службы. Правительства Франции, Англии и Италии заявили протест против открытого нарушения и одностороннего разрыва Германией условий Версальского договора.

Крупные монополии США и Англии, которые помогали воссоздавать военно-экономический потенциал Веймарской Германии, продолжали вкладывать капиталы в германскую военную промышленность и после прихода к власти гитлеровцев. Предприятия на территории Германии, принадлежавшие американским монополистам, выполняли заказы германского военного ведомства.

18 июня 1935 г. было заключено англо-германское соглашение, легализовавшее морские вооружения Германии. В соответствии с этим соглашением Германия получила право на строительство флота, равного 35 %тоннажа военного флота Великобритании. Это означало, что Германия получила возможность создать примерно такой же флот, каким располагала Франция. Англо-германское военно-морское соглашение явилось двусторонним нарушением Версальского мирного договора. Французское правительство безуспешно протестовало против его заключения.

Росту военно-экономического потенциала Германии способствовало присоединение к ней промышленного Саара. Так шаг за шагом Германия проводила ликвидацию Версальской системы, создавая в Европе очаг напряженности и военной опасности.

Переход фашистских государств к прямой экспансии. Захват Эфиопии Италией

В связи с усилением активности Италии на Балканах и в бассейне Дуная французское правительство начало склоняться к мысли, что в интересах Франции направить экспансию Италии в сторону Африки.

В январе 1935 г. министр иностранных дел Франции П. Лаваль отправился в Рим и подписал вместе с Б. Муссолини ряд соглашений, в которых речь шла о серьезных французских уступках Италии в Африке: территорию в 114 кв. км., прилегающую к южной границе Ливии, около 800 кв. км на границе Итальянской Эритреи и остров Думейра; о привилегиях для итальянских граждан в Тунисе; о передаче Италии 20 % принадлежавших Франции акций железной дороги Джибути - Аддис-Абеба. Французский министр дал согласие на экономическое преобладание Италии в Эфиопии и в секретном порядке на военное вторжение Италии в эту страну. Впоследствии П. Лаваль признал, что он фактически подарил Эфиопию Муссолини.

Италия, в свою очередь, отказывалась от притязаний на подступы к оз. Чад и на коридор, ведущий из Ливии в Экваториальную Африку, обязалась прекратить антифранцузскую деятельность в Тунисе. Римский пакт способствовал подготовке итальянской агрессии против Эфиопии.

Захват Восточной Африки имел целью увеличение колониальных владений Италии. В итальянском министерстве колоний имелся план объединения Эритреи и Сомали в обширную колониальную территорию с включением в нее Абиссинии. С 1934 г. началась отправка итальянских войск и военных материалов в Эритрею. Той же осенью на границах Абиссинии с итальянскими колониями возник ряд инцидентов. Абиссинское правительство заявило протест Италии. Однако столкновения не прекратились. В начале января 1935 г. Абиссиния обратилась к Лиге наций, требуя ее вмешательства. Но к этому времени уже состоялась «сделка» Лаваля-Муссолини. Летом 1935 г. в Рим прибыл английский министр по делам колоний А. Иден. Его попытки найти компромиссное решение натолкнулись на твердую решимость Б. Муссолини при любых условиях захватить Эфиопию.

Не принесли успеха такие уступки правительства Эфиопии, как отвод своих войск на 30 км от границы. Фашистская Италия стремилась к войне, к захвату всей Эфиопии. 3 октября 1935 г. итальянские войска вторглись в страну, ее города подверглись бомбардировке и разрушению. Уже через два дня США объявили о запрещении продажи оружия, как Италии, так и Эфиопии. Таким образом, агрессор и его жертва были поставлены в одинаковое положение.

Под давлением мирового общественного мнения Совет Лиги наций объявил Италию агрессором и обязал всех членов Лиги применить против нее санкции в соответствии со статьей 16 Устава этой организации. Статья 16 касалась санкций, налагаемых на государство, совершившее акт агрессии. Все члены Лиги наций обязаны были порвать с этим государством торговые и финансовые отношения. Однако экономические санкции были применены к Италии робко и непоследовательно. Так, необходимая для ведения войны нефть не была включена в список материалов, запрещенных для ввоза в Италию. Англия отказалась закрыть Суэцкий канал, и этот важнейший путь к берегам Эфиопии был полностью использован агрессором.

В связи с тем, что в ноябре-декабре 1935 г. в Лиге наций, наконец, встал вопрос о нефтяных санкциях против Италии. Дипломатия Англии и Франции немедленно пришла на помощь Муссолини. 9 декабря в Париже министры иностранных дел двух держав С. Хор и П. Лаваль подписали секретное соглашение об англо-французском посредничестве в войне между Италией и Эфиопией. Суть «посредничества» сводилась к тому, что Эфиопия должна была передать Италии треть своей территории. Фактически она становилась итальянской колонией. Все эти маневры помогли Италии весной 1936 г. завершить захват Эфиопии.

Политика «невмешательства» западных стран в начальный период открытой агрессии фашистских держав (сер. 30-х гг.)

Возникавшим конфликтам и войнам в Европе и за ее пределами не было оказано решительного противодействия. Так, английские изоляционисты заявляли, что Англия - страна не европейская и что она не имеет общих интересов с государствами континента. Такую же позицию отстаивали сторонники изоляционизма в США. Лишь немногие государственные деятели, как президент Ф. Рузвельт, понимали всю опасность начинавшейся агрессии Италии и Германии. В августе 1935 г. конгресс принял закон о «нейтралитете». Этим законом предусматривалось право президента запретить экспорт оружия, боеприпасов или военного снаряжения для воюющих стран, а также для нейтральных государств, которые могли бы передать это вооружение воюющим сторонам. Фактически «закон о нейтралитете» не делал различия между агрессором и его жертвой.

Во время итало-абиссинской войны Германия не принимала участия ни в каких заявлениях или других акциях против итальянской агрессии, а гитлеровская пресса проявляла сочувствие к захватчикам. Такая позиция отражала начинавшееся за кулисами сближение двух фашистских государств. Кроме того, Германия готовилась к отказу от Локарнских соглашений, условия которых не допускали вооружения ее западных границ, необходимого для осуществления захватнических планов Гитлера на Востоке. Очередной задачей гитлеровской дипломатии явилось создание военного барьера на Рейне как средства обеспечения германского тыла.

6 марта 1936 г. на заседании кабинета министров обсуждался вопрос об отказе от Локарнских соглашений. Ряд германских политиков и военных выступили с возражениями против оккупации Рейнской области: по соображениям дипломатическим, финансовым и стратегическим это мероприятие представлялось им рискованным. Тем не менее, 7 марта 1936 г. приглашенным в германское Министерство иностранных дел послам Англии, Франции, Бельгии и Италии был передан меморандум об отказе от Локарнских соглашений и о занятии Рейнской зоны германскими войсками, демилитаризованной на основании Версальского договора.

10 марта 1936 г. представители Англии, Франции, Бельгии и Италии встретились в Париже. Французское правительство требовало немедленного вывода германских войск из Рейнской зоны. Вопрос был передан в Совет Лиги наций, где была принята резолюция, которая ограничилась признанием факта нарушения Германией статьи 43 Версальского договора и Локарнского соглашения. Таким образом, акт нарушения Версаля не встретил сколько-нибудь эффективного сопротивления Англии и Франции.

Конференцияв Монтрёпо пересмотру режима проливов.

В 1936 г. Турцией был поднят один из вопросов международной политики - вопрос о проливах. Турецкое правительство не раз заявляло о необходимости пересмотра Лозаннской конвенции 1923 г., установившей режим демилитаризации проливов. 22 июня 1936 г. в Монтрё в Швейцарии открылась конференция, на которой рассматривался вопрос о ремилитаризации проливов. Он не вызвал на конференции никаких возражений. Главные споры возникли по вопросу о проходе военных кораблей черноморских держав через проливы и вопрос о допущении в Черное море военных флотов других держав.

Конференция завершилась подписанием новой Конвенции о проливах, которая является действующим международным договорным актом, определяющим современный правовой режим черноморских проливов. Важнейшие положения Конвенции сводились к следующему. В преамбуле указывалось, что под определением «Проливы», содержащиеся в Конвенции, подпадают Дарданеллы, Мраморное море и Босфор. Требование Турции о восстановлении ее прав в зоне проливов было полностью удовлетворено. Международная комиссия проливов распускалась. Наблюдение и контроль за проходом судов через проливы возлагались на Турцию. Она получила право содержать свои вооруженные силы в зоне проливов и укреплять ее.

Конвенция подтвердила лозаннское решение о полной свободе прохода через проливы коммерческих судов всех стран. В отношении же военных судов было проведено различие между черноморскими и нечерноморскими государствами. Военные суда последних при проходе через проливы ограничены в мирное время классом (легкие надводные корабли, малые боевые суда и вспомогательные суда), общим тоннажем в момент прохода и общим числом. Предельная продолжительность пребывания военных судов нечерноморских стран в Черном море ограничивалась трехнедельным сроком. Для прохода через проливы кораблей черноморских стран ограничений в отношении тоннажа не установлено. Конвенцией устанавливается порядок и сроки предупреждения турецкого правительства о всяком предстоящем проходе через проливы военных судов. Участниками Конвенции 1936 г. являлись Болгария, Великобритания, Греция, Италия, Румыния, Турция, СССР, Югославия и Япония.

Интервенция в Испании и соглашение о невмешательстве в испанские дела.

Поощряемые политикой невмешательства правящих кругов Англии, Франции и США, фашистские державы переходили к актам прямой агрессии в Европе. 18 июля 1936 г. начался фашистский мятеж против испанского правительства в Испанском Марокко, на Канарских и Балеарских островах. В тот же день начались выступления мятежников по всей Испании. Во главе мятежа стал правительственный комиссар в Марокко генерал Франко.

В первые недели мятеж развивался неблагоприятно для фашистов. Большая часть армии осталась верна республике. Мятеж мог быть задушен в зародыше. Но Германия и Италия открыто вмешались в гражданскую войну в Испании. Целью их открытой военной интервенции в Испании было захватить в свои руки пути сообщения, связывающие Атлантический океан с бассейном Средиземного моря, и закрепить за собой испанский плацдарм на случай войны с Англией и Францией. Так, захват итальянскими военно-морскими силами Балеарских островов перерезал пути сообщения Франции с Марокко.

Англия и Франция провозгласили политику «невмешательства» в испанские дела. В августе 1936 г. 27 европейских государств, в том числе СССР, подписали соглашение о невмешательстве в испанские дела. Соглашение о невмешательстве предусматривало запрещение экспорта оружия в Испанию. Для наблюдения за выполнением предусмотренных соглашением обязательств в Лондоне создавался Комитет из представителей подписавших его государств. Однако, как вскоре стало ясно, соглашение о невмешательстве не заставило Германию и Италию прекратить их помощь мятежникам. Не желая «нести ответственность за политику попустительства агрессии», СССР 1 марта 1939 г. вышел из состава Комитета по невмешательству.

Ободренный постоянными отступлениями «западных демократий», Гитлер готовился к дальнейшей экспансии. На секретном совещании в ноябре 1937 г. Гитлер сообщил о своих планах захвата Австрии и Чехословакии, а затем о наступлении на западе против Франции и Англии.

Образование блока агрессивных держав. Ось Берлин - Рим - Токио

Осложнению обстановки в мире способствовало и оформление блока агрессивных держав. Благожелательная позиция Германии во время итальянской агрессии против Эфиопии и совместная германо-итальянская интервенция в Испании повели к сближению фашистских агрессоров. В октябре 1936 г., во время визита министра иностранных дел Италии Г. Чиано в Берлин были подвергнуты обсуждению все вопросы, касавшиеся дальнейшего итало-германского сотрудничества. Переговоры завершились заключением официального соглашения между Италией и Германией 25 октября 1936 г. - ось Берлин - Рим. Германия формально признавала аннексию Эфиопии Италией. Устанавливалась общая линия поведения немцев и итальянцев в лондонском Комитете по невмешательству; было закреплено соглашение о признании правительства Франко; в связи с этим намечены были способы дальнейшей военной помощи испанским мятежникам. Партнеры договорились о разграничении сфер экономической экспансии на Балканах и в Дунайском бассейне.

Приход к власти в Японии в 1936 г. крайне правого правительства К. Хирота облегчил поворот этой страны к сближению с гитлеровской Германией. 25 ноября 1936 г. обе страны подписали соглашение о борьбе против Коммунистического Интернационала (Антикоминтерновский пакт). Участники Антикоминтерновского пакта обязались информировать друг друга о деятельности Коммунистического Интернационала и в тесном сотрудничестве вести против него борьбу. Они приглашали другие государства присоединиться к пакту. В секретном приложении к пакту говорилось, что в случае войны одной из сторон с Советским Союзом другая сторона обязана не предпринимать никаких мер, которые могли бы облегчить положение СССР. Был установлен срок действия соглашения - пять лет.

6 ноября 1937 г. к Антикоминтерновскому пакту присоединилась Италия. Возникло объединение трех агрессивных государств, получившее в политической публицистике название «треугольника Берлин - Рим - Токио». Хотя официально этот блок был направлен против Советского Союза и левых сил внутри стран-участниц, на деле он представлял серьезную опасность для западных держав - США, Англии, Франции.

Захват Австрии Германией.

Попытка австрийских нацистов захватить власть в Вене в июле 1934 г., когда был убит канцлер Австрии Дольфус, не удалась. В ноябре 1937 г. гитлеровское руководство, завершив дипломатическую подготовку к акту агрессии и получив, наконец, согласие итальянского диктатора Б. Муссолини, приняло решение о форсированной подготовке захвата Австрии. Спустя два месяца состоялась встреча А. Гитлера с английским министром без портфеля Галифаксом, который дал понять, что при определенных условиях английское правительство не станет возражать против захвата Австрии, Чехословакии и «вольного города» Данцига (Гданьска). Английские руководители стремились любой ценой разрешить англо-германские противоречия.

Получив поддержку от западных держав, Германия приступила к действиям. 11 февраля 1938 г. австрийский канцлер А. Шушниг был вызван в резиденцию А. Гитлера. Фюрер потребовал от него амнистии для осужденных нацистов и предоставления полной свободы для их деятельности, а также введения в правительство австрийского нациста Зейсс-Инкварта. Эти требования были приняты. 12 марта германские войска вторглись в Австрию и оккупировали ее. На следующий день, 13 марта, новый канцлер Зейсс-Инкварт законодательным актом официально объявил о присоединении Австрии к Германии. Одновременно таким же законом в Берлине было утверждено включение Австрии в состав Германской империи.

События в Австрии не могли не вызвать отклика в европейских странах. В Италии Муссолини пришлось признать аншлюс. В начале апреля 1938 г. Англия, Франция и США ликвидировали свои дипломатические миссии в Вене и тем самым признали аншлюс. Проблема отпора фашистской агрессии стала одной из самых основных международных проблем.

Судетский кризис

После аншлюса Австрии гитлеровское правительство начало готовить захват Чехословакии. Еще в феврале 1938 г. Гитлер заявил в рейхстаге о своем намерении объединить «10 миллионов немцев, живущих по ту сторону границы». А. Гитлер выдвинул требование о передаче Германии Судетской области, большинство населения которой составляли немцы. Их активно поддерживала судетонемецкая партия во главе с К. Генлейном, которая требовала полной автономии для Судетской области. Такой же автономии требовала для Словакии словацкая партия Глинки. Эти требования были отклонены.

В апреле 1938 г. правительство Чехословакии пошло на ряд уступок. Однако руководители судетонемецкой партии прервали переговоры. В середине мая началось передвижение германской армии к границам Чехословакии. Одновременно дипломатия гитлеровской Германии заверяла, что не имеет никаких притязаний на территорию Чехословакии.

Учитывая настроение народа, правительство Чехословакии 20 мая 1938 г. объявило частичную мобилизацию. Ее армия была одной из лучших в Европе, она имела мощную военную промышленность, технический уровень которой был поднят на высоту. Однако сопротивление Чехословакии этим требованиям было серьезно ослаблено позицией Англии и Франции, которые советовали чехословацкому правительству пойти на уступки. Возникший политический кризис английское правительство Чемберлена рассчитывало преодолеть путем уступок Германии за счет Чехословакии. Сходную позицию заняли и США.

А. Гитлер со своей стороны давал понять, что он готов к соглашению с Англией, но только после разрешения чехословацкого вопроса. На это и были направлены усилия английской дипломатии. В августе 1938 г. в Лондоне состоялось совещание руководителей английского и французского правительств. Его результатом было вручение президенту Чехословакии Э. Бенешу совместного ультимативного предложения, предусматривавшего передачу Германии областей «с преобладающим немецким населением». Английское правительство соглашалось принять участие в международных гарантиях новых границ Чехословакии, но при условии ликвидации пактов этой страны с другими державами, то есть имелся в виду советско-чехословацкий договор о взаимной помощи. Так шаг за шагом Англия и Франция, при одобрении со стороны США, готовили капитуляцию перед Гитлером. Они проводили политику, рассчитанную на сохранение европейского мира путем уступок агрессорам. Это была политика «умиротворения» фашистской Германии. Далеко идущая цель ее - направить германскую экспансию на восток.

Мюнхенское соглашение

Западные державы отказали Чехословакии в помощи. В сентябре 1938 г. нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов заявил, что СССР готов выполнить свои обязательства оказания помощи Чехословакии по договору 1935 г., даже если Франция откажется оказать помощь Чехословакии. Однако под нажимом Англии и Франции чехословацкое правительство вынуждено было принять германские требования.

Но А. Гитлер вновь расширил свои территориальные требования к Чехословакии. По согласованию с Берлином свои притязания на чехословацкие земли также выдвинули Польша и Венгрия, с которыми Германия была связана дружественными отношениями. Н. Чемберлен заявил, что новые требования Гитлера должны быть подвергнуты обсуждению. Советский Союз заявил польскому правительству, что в случае нападения Польши на Чехословакию советско-польский пакт 1932 г. о ненападении будет без предупреждения денонсирован. В эти дни президент США Ф. Рузвельт обратился к Гитлеру с призывом к мирному урегулированию судетской проблемы.

29 сентября 1938 г. в Мюнхене открылась конференция полномочных представителей Германии, Великобритании, Франции и Италии. Здесь в течение одного дня судьба Чехословакии была решена. В соответствии с соглашением четырех держав Чехословакия обязана была в течение десяти дней с 1 по 10 октября передать Германии Судетскую область со всеми имеющимися там сооружениями. Чехословакия теряла почти 1/5 своей территории и около 1/4 населения. Германская граница проходила теперь в 40 км от Праги. Страна лишилась мощных военных сооружений, половины тяжелой промышленности. В соглашении указывалось также на необходимость «урегулировать» вопрос о польском и венгерском национальных меньшинствах в Чехословакии. Таким образом, имелось в виду отторжение от Чехословакии еще некоторых частей ее территории в пользу Польши и Венгрии. Чехословацкое правительство вынуждено было принять Мюнхенское соглашение.

30 сентября А. Гитлер и Н. Чемберлен подписали англо-германскую декларацию, предусматривавшую взаимные консультации и обязательство решать все спорные вопросы путем переговоров. По своему значению эта декларация могла быть приравнена к договору о ненападении. Позднее, в декабре 1938 г., сходную декларацию подписали Германия и Франция. США приветствовали итоги мюнхенской встречи глав четырех государств. «Мюнхенский сговор» 1938 г. был ошибочной попыткой западных держав добиться смягчения усилившихся противоречий с гитлеровской Германией.

К этому времени Германия перегнала Англию и Францию по объему промышленной продукции, с успехом соперничала на рынках почти всех континентов. Наряду с обострением этих экономических противоречий росла и политическая угроза демократическим государствам со стороны блока реакционно-фашистских держав. Германия быстро превращалась в преобладающую военную силу в Западной Европе. Захват Австрии и Судетской области резко увеличил военно-экономическую мощь Германии. Почувствовав свою силу, Германия выдвигала требования вернуть ей ее старые колонии и вообще провести новый передел мира, а также обеспечить ей беспрепятственный выход к океанам.

Правительства Англии, Франции и США начинали понимать опасность, которую представляла для них экспансия Германии и Японии. Продолжался процесс сближения между Германией, Италией и Японией. Однако правящие круги западных демократий все еще надеялись, что им удастся разрешить эти противоречия за счет Советского Союза, что они сумеют направить агрессию Германии и Японии в сторону социалистического государства.

Захват Германией всей Чехословакии

1 октября 1938 г. германские войска вступили в Чехословакию, заняв не только Судетскую область, но и ряд районов и городов, где почти не было немецкого населения. Вслед за Германией выступили Венгрия и Польша. Венгрия претендовала на южную часть Словакии и на Карпатскую Украину. Но в самой Словакии уже развивалось сепаратистское движение. Польша в свою очередь добивалась передачи ей Тешинской области и установления общей границы с Венгрией. 2 октября 1938 г. польские войска вступили на чехословацкую территорию. Видя свое бессилие спасти республику, Э. Бенеш снял с себя 5 октября 1938 г. все полномочия президента Чехословацкой республики и выехал в Англию.

По инициативе германской дипломатии 2 ноября 1938 г. в Вене было принято компромиссное соглашение между Венгрией, Польшей и Чехословакией, по которому признавалась «независимость» Карпатской Украины, а Польша получала компенсацию в районах Тешина. Но уже в декабре германская дипломатия, стремясь к сближению с Венгрией, решила дать согласие на присоединение к ней Карпатской Украины. За это Венгрия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту в марте 1939 г.

Германская дипломатия использовала тогда же в своих интересах вспыхнувший конфликт между чехами и словаками. 13 марта 1939 г. Тиссо, лидер словацких сепаратистов, получил от Гитлера директиву немедленно объявить независимость Словакии. 15 марта 1939 г., нарушив Мюнхенское соглашение, германские войска вступили на территорию Чехословакии. Началась военная оккупация республики, за исключением юго-восточных районов, занятых Венгрией. Чехия и Моравия были объявлены протекторатами Германии. Нотой от 17 марта 1939 г. германское правительство известило зарубежные правительства об установлении протектората над Чехией и Моравией.

Советский Союз заявил, что он не признает включения чехословацких земель в состав Германии, и выступил с предложением созвать совещание государств, которым угрожало нападение со стороны Германии и обсудить вопрос о мерах борьбы с агрессией. Английское руководство ответило, что считает такое совещание преждевременным. Между тем акты агрессии следовали один за другим.

Весной 1939 г. обстановка в Европе резко обострилась. Полностью обанкротилась политика «умиротворения». 21 марта 1939 г. гитлеровцы потребовали от Польши согласия на передачу Германии города Данцига (Гданьска). Польша имела стратегическое значение в германских планах экспансии на Восток. В конце 1938 г. И. Риббентроп выдвинул план урегулирования польско-германских отношений. Данное предложение германской дипломатии повело к длительным переговорам между Берлином и Варшавой. 26 марта 1939 г. Германии был передан меморандум от имени польского правительства, в котором заявлялось, что правительство республики не может согласиться на присоединение Данцига к Германии и на постройку экстерриториальных путей сообщения на польской территории. Данный ответ германской стороне привел к ухудшению взаимоотношений между двумя странами. Вскоре германские войска вступили в принадлежащую Литве Клайпедскую (Мемельскую) область согласно подписанному договору о передаче ее Германии вместе с портом Клайпеда.

Фашистская Италия в апреле 1939 захватила Албанию. Все эти акты агрессии вплотную подвели мир к мировой войне и ослабили международные позиции Англии, Франции и Советского Союза.

В политическом плане это был удар по позициям западных держав в мировой политике: дальнейшее их бездействие могло привести к установлению полной германской гегемонии в Европе и сползанию западных держав на второстепенные позиции. В экономическом плане захват гитлеровской Германией чешской промышленности, в первую очередь ее развитой военной индустрии, резко усиливал военный потенциал Германии. Наконец, в военно-стратегическом плане в Восточной Европе произошли радикальные изменения: вступление немецких войск на чешскую часть словацкой территории привело к военно-стратегическому окружению Польши, что сразу создало для нее особую ситуацию. Особенно угрожающим стало положение Франции, которая оказалась в кольце фашистских государств после окончательного утверждения фашистского режима Франко в Испании.

Политика «гарантий» западных держав

17 марта 1939 г. английский и французский послы выразили нотой протест против незаконной оккупации Чехословакии и создании там нового оккупационного положения. Свой протест заявило также правительство США. Вслед за этим 22 марта 1939 г. Англия и Франция обменялись нотами о взаимной помощи в случае нападения третьей державы на одну из них. В тот же день после речи Н. Чемберлена о конце политики умиротворения они дали заверения Голландии, Швейцарии и Бельгии, что окажут им помощь в случае нападения (эти страны не приняли гарантий).

В течение марта-июня 1939 г. были предоставлены английские и французские гарантии Польше, Румынии, Греции и Турции, которые предусматривали оказание этим странам военной помощи в случае агрессии. Предоставлением гарантий Польше 31 марта 1939 г. британское правительство пыталось воздействовать на Гитлера с тем, чтобы он осознал опасность для Германии в случае развязывания войны против этой страны. Таким образом, британские гарантии являлись попыткой оказать давление на Германию с целью заставить ее согласиться на переговоры, которые виделись британской стороне, скорее всего в духе Мюнхена. Затем начались переговоры об английской гарантии Греции, а также переговоры о заключении договора с Турцией. 13 апреля 1939 г. были предоставлены гарантии Румынии, причем к английским гарантиям присоединилась и Франция. Так был создан некий «пакет» обязательств западных держав в отношении ряда стран Центральной и Восточной Европы.

Система гарантий не представляла из себя чего-то единого целого. Гарантии отдельным странам не были увязаны друг с другом, не были подкреплены военно-стратегическими выкладками или соответствующими мероприятиями. Между самими странами, которые получили эти гарантии, тоже не существовало каких-то договорных обязательств. Тем не менее, политика гарантий связывала определенными обязательствами западные державы, ставила рамки их политическому курсу.

В середине апреля 1939 г. правительства Англии и Франции предложили Советскому правительству дать гарантии Польше и Румынии на случай германской агрессии. Это предложение было сделано вслед за сообщением Н. Чемберлена в английском парламенте об англо-французских гарантиях этим двум странам.

Англо-франко-советские переговоры в Москве

17 апреля 1939 г. советское правительство предложило начать переговоры о заключении пакта о взаимной помощи и военной конвенции, признав также необходимым, чтобы Великобритания, Франция и СССР гарантировали безопасность восточноевропейских государств, граничащих с СССР. Правительства Англии и Франции дали согласие на переговоры, но с самого начала старались поставить Советский Союз в неравное положение.

В ходе переговоров по политическим вопросам британское правительство тянуло с согласием на распространение гарантий трех держав на прибалтийские государства, а затем сорвало завершение политических переговоров, воспротивившись тому, чтобы гарантии были распространены и на случаи так называемой косвенной агрессии, такие, как, например, ввод германских войск в Чехословакию в марте 1939 г. В июле британское правительство согласилось начать обсуждение вопроса о заключении, наряду с политическим соглашением, также военной конвенции. По мнению советской стороны, соглашение и конвенция вместе должны были составить договор о взаимопомощи.

В ходе военных переговоров советская сторона выдвинула конкретный военный план, предусматривавший совместные действия вооруженных сил СССР, Великобритании и Франции: 1) заключение Тройственного пакта взаимопомощи между Советским Союзом, Англией и Францией, 2) заключение военной конвенции в подкрепление этого пакта, 3) предоставление гарантий независимости всем пограничным с Советским Союзом государствам, от Балтийского до Черного моря.

Советский Союз настаивал на заключении Тройственного пакта взаимопомощи. В конце мая 1939 г. английское правительство дало согласие на такой пакт. Вместе с тем оно выдвигало в качестве условия обязательство Советского Союза вступить в войну в случае нападения на Польшу, Румынию и Грецию, которым Англия и Франция дали гарантии.

12 августа 1939 г. Англия, Франция и Советский Союз решили начать переговоры по военным вопросам, без которых любая политическая договоренность противостоять германской агрессии была бы бессмысленной. Однако и военные переговоры окончились неудачей. Участники англо-франко-советских переговоров испытывали глубокое недоверие друг к другу, подозрительность, преследовали своекорыстные цели, и все это усугублялось закулисными переговорами и контактами, как Великобритании, так и СССР с нацистской Германией, которая использовала эту вражду в своих интересах.

Советско-германский пакт о ненападении 1939 г.

В июне-августе 1939 г. проходили англо-германские переговоры по различным экономическим и политическим вопросам, в том числе и о подписании пакта о ненападении между Великобританией и Германией.

Одновременно активизировались тайные советско-германские переговоры. Германия была заинтересована в том, чтобы сорвать англо-франко-советские переговоры и обеспечить нейтралитет СССР прежде, чем нападать на Польшу.

В свою очередь недоверие Сталина к западным демократиям и проволочки со стороны Великобритании и Франции в ходе переговоров привели к смене советского внешнеполитического курса. В ходе негласных советско-германских контактов согласовывались условия советско-германского сближения, контуры пакта о ненападении и разграничении сфер влияния двух стран в Восточной и Юго-Восточной Европе.

В генезисе советско-германского договора сплелись внутри- и внешнеполитические причины. К внутриполитическим причинам относится складывание командно-административной системы, которая оказала огромное влияние на внешнюю политику, проводившуюся узкой группой из окружения Сталина. Для ликвидации НЭПа и укрепления своей власти с 1927 г. она начала нагнетать синдром военного нападения на СССР как психологическую установку. Так, VI конгресс Коминтерна в 1928 г. выдвинул тезис о новом туре войн и мировых пролетарских революций, а XI пленум ИККИ 1931 г. определил «срок» военного нападения Англии и Франции на Советский Союз.

Эксцессы, которые происходили в СССР в период массовых репрессий и террора в конце 30-х гг. привели к резкому падению международного престижа СССР, к сужению его международных связей и к международной изоляции. Поиски выхода страны из состояния изоляции привели к возможности сближения Советского Союза с Германией. Любое соглашение с Германией сразу выводило страну на позиции нейтралитета в условиях нараставшей возможности военного столкновения между западными державами и Германией.

Важным этапом в зондаже позиций СССР и подготовки плана нападения на Польшу стали для фашистской Германии переговоры о заключении экономического соглашения с СССР, завершившиеся 19 августа 1939 г. его подписанием. В тот же день было принято окончательное решение о заключении пакта о ненападении с Германией.

23 августа 1939 г. В. Молотовым и И. Риббентропом был подписан советско-германский договор о ненападении. Договор о ненападении предусматривал нейтралитет СССР и Германии в случае военных конфликтов одной из договаривающихся сторон с третьими странами. Он базировался на основных положениях советско-германского договора 1926 г. о ненападении и нейтралитете. В договоре содержались все основные компоненты сговора между И. Сталиным и А. Гитлером, причем не только в секретном приложении, но и в основной части. Германия и СССР достигли соглашения о разделении сфер своих государственных интересов в Восточной Европе. Секретные протоколы о разграничении сфер интересов Германии и СССР предоставлял СССР «свободу рук» в отношении стран Прибалтики и Финляндии, а также предусматривал договоренность об участии в разделе Польши. В германскую «зону интересов» входили польские области западнее линии Керзона, а в советскую - Литва, т.е. теперь она охватывала всю Прибалтику. Характерно, что такое разграничение совпадало с границами России накануне первой мировой войны, когда часть Польши входила в состав Российской империи.

Секретные протоколы свидетельствовали о том, что произошел поворот советской внешней политики на тот же мюнхенский курс «умиротворения» Германии, который проводился до этого Англией и Францией при нейтралитете США.

Этот договор в определенной степени предопределил будущую политику нацистов на территории Польши и судьбу польской государственности. При этом И. Сталин, получив равные с А. Гитлером права решать вопрос об устройстве Польши, не вполне учитывал существенное обстоятельство: стратегические планы нацистского руководства по установлению «нового порядка» предусматривали в ближайшем будущем захват всей территории СССР. В результате А. Гитлер не только обезопасил Германию с Востока от любых неожиданностей вне зависимости от развития международной обстановки, но при этом еще и заручился благожелательным нейтралитетом со стороны СССР. Договор от 23 августа 1939 г. не только не ограничивал нацистскую агрессию, но всячески способствовал ее расширению. Обозначилась новая расстановка сил на мировой арене, при которой враждебность западных держав к СССР возрастала, но одновременно была «снята» напряженность в отношениях между СССР и Германией.

studfiles.net


Смотрите также